Искусство страха: как Кристофер Нолан использует перспективу, чтобы показать страх



Кристофер Нолан, трёхкратный номинант премии «Оскар», режиссер «Темного рыцаря» и «Бэтмена», в прошлом году снял еще один фильм – «Дюнкерк». Это его самое компактное творение и, во многих отношениях, самое символическое. Давайте посмотрим, какие кинематографические приемы использует Нолан для того, чтобы показать эмоции человека на экране.



Посмотрите видео ниже. В нем Дюнкерк раскладывается на составляющие и изучается. Именно в нем и показаны различные кинематографические приемы. Одним из них является использование перспективы.



Еще в самом начале свой карьеры Нолан стал использовать замедление времени, чтобы подчеркнуть перспективу. На протяжении всей своей карьеры, Нолан использовал приемы, целью которых является выявление основных человеческих эмоций—забота, сожаление, самопожертвование. А вот в Дюнкерке Нолан решил навести свой объектив на такую эмоцию как страх.

Каждая трюк с камерой, каждое её движение в Дюнкерке предназначен для вызывания страха. В одной ключевой последовательности на борту корабля, Нолан затягивает перспективу, только позволяя камере просматривать с точки зрения солдата. Работа камеры полностью портативна, на том же уровне глаз, что и у всех солдат; она перемещается по толпе.

Это сцена, которая изначально кажется одной сделанной для ”передышки», но, всегда держа нас в перспективе солдат, Нолан в этот момент кажущегося спокойствия все же держит нас в напряжении. Наш главный персонаж может остановиться на мгновение, но когда камера отслеживает его глаза, мы можем видеть, куда он смотрит: на запертые двери, которые держат его в тесном пространстве с сотнями других солдат.

Видя эту перспективу, мы получаем уникальное проявление страха и напряжения, которое не так открыто, как любая из многих сцен воздушных боев, тонущих лодок и пожарных боев на улицах, но не менее впечатляюще.



Еще одной кинематографической техникой Нолана, которую он использует в «Дюнкерке», является показ событий фильма на трех различных временных отрезках, но в то же время кажется, что все события происходят одновременно!

Это метод, с помощью которого Нолан способен связать изменения переживаний героев во времени, изменение эмоционального состояния за неделю для одного персонажа в день, для другого в час. Нам показывают проблески в одной временной шкале, что произойдет с персонажем из другой временной шкалы, только подчеркивая невероятно дезориентирующий и хаотичный характер этого события.

Время, кажется, разрушается само в Дюнкерке. Несмотря на то, что в фильме использовано множество перспектив, их всех объединяет одна общая эмоция: страх.

Интересно, что в фильме нет конкретного врага – которого надо бояться. Точный враг не важен для Дюнкерка, потому что истинный враг — это страх. Немцы представляют собой каскадный, устойчивый подход смерти, который ждет этих солдат — но они не персонифицированы, потому что они не являются тем, о чем эта история.

Дюнкерк это не военный фильм, а, скорее, рассказ о “чистом и общем желании выжить” и как далеко мы готовы зайти, чтобы просто продолжать дышать. В этом фильме нет конфликта с злодеем. Его особенность проистекает из способности Нолана показывать в перспективе коллективный страх из каждого испуганного лица в кадре.