Аннигиляция: как создавались потрясающие визуальные эффекты



Многие режиссеры пытались воплотить неизвестные ужасы мифологии Лавкрафта в визуальный вид. Нам кажется, что это получилось у Алекс Гарленда в фильме «Аннигиляция» — свободная экранизация одноименного рассказа Джеффа Вандермеера.



Рейтинг фильма – 7,3 из 10 во всем мире. IMDb: 7.80. Чем же вызван такой успех начинающего режиссера?

Большую часть успеха фильма Гарленда составляют потрясающие визуальные эффекты, с помощью которых передается весь ужас мира и его завораживающие чудеса. В центре находится “мерцание”, таинственная, закрытая зона, которая привлекает внимание правительства. Мир внутри этой зоны постоянно переливается.

Попробуем задать несколько вопросов специалисту по визуальным эффектам Эндрю Уайтхерсту, лауреату премии Оскар.

Вопрос: Как вы находите баланс между практическими эффектами и цифровыми эффектами, которые мы видим в фильме?

Эндрю Уайтхерст: цель состоит в том, чтобы всегда делать что-то практически, если это может быть сделано таким образом. Однако это не всегда так. Каждое кинопроизводство должно ориентироваться на ресурсы, время и стоимость, и, на основе этого, делать выбор.

Многие визуальные эффекты в «Аннигиляции» на самом деле это сочетание практической работы и CGI. Аллигатор, вырывающийся из воды, цифровой, но команда по спецэффектам Хейли Уильямса создала и реального аллигатора, которого они могут перетащить в воду, или надеть запускающий механизм, чтобы он взорвался, и поэтому, хотя готовое существо является цифровым, взаимодействие аллигатора с водой реально.



Вопрос: как вы разрабатываете уникальные (и часто страшные) конструкции, которые мы видим в фильме?

Ответ: каждое существо было результатом собственного процесса разработки. Иногда, как в случае с медведем, мы работали с Алексом, чтобы придумать проекты, которые затем будут переданы команде Тристана Верслюиса. Затем команда создавала практические творения, которые мы использовали бы на съемочной площадке, даже если они в конечном итоге заменялись цифровыми существами в готовом фильме.

А вот для аллигатора команда Тристана проектировала и строила полномасштабную модель, которую мы сканировали и использовали в качестве основы для нашей цифровой версии. Мы продолжали работать над проектами на протяжении всего пост-продакшн; мы улучшали каждое существо, чтобы сделать его красивее или ужаснее — подходящим для раздела фильма, в котором он появляется. Это был очень плавный процесс проектирования.

Вопрос: Какая разница между эффектами в «Аннигиляции» и «Из машины»?

Ответ: “Аннигиляция” — это совсем другой фильм нежели «Из машины». В «Из машины» есть главный герой, созданный с помощью цифровых эффектов — Ева. Как только мы узнали, как она будет выглядеть, это был главный вопрос — всегда сохранять один и тот же её вид, на протяжении всего фильма.

Экс машина также находится в реальном мире, так что мы могли полагаться на реальную местность и ставить что-то там. В «Аннигиляции» многое из того, что вы видите на экране, создавалось нашим художественным отделом, а также командой визуальных эффектов. Из-за этого, нагрузка в «Аннигиляции» было гораздо, гораздо тяжелее, чем «Из машины».

Вопрос: были ли большинство визуальных эффектов распланировано и создано заранее?

Ответ: Мы планировали все как можно раньше. Однако, неизбежно, для фильма с таким количеством изменяющихся элементов, работа с пост-продакшн была также немаленькой. Это хорошо — все планировать, где можно, но вы должны быть готовы и к изменениям.



Вопрос: проработав на многочисленные высокобюджетные фильмы перед этим, есть что-нибудь, что удивило вас во время работы над «Аннигиляцией»?

Ответ: я удивлялся каждый день работы над фильмом. Независимо от того, была ли это красивая концептуальная живопись или просмотр работы художников визуальных эффектов в наших ежедневных обзорных сессиях, всегда было что-то, что захватывало дух. «Аннигиляция» такой визуально богатый фильм, что каждый из нас смог внести что-то красивое.

Фильм «Аннигиляция» вышел на экраны 23 февраля 2018.

Похожие посты